Цифровые флибустьеры в центре Европы

Эта статья про компьютерное пиратство. Но, упаси боже, она не ставит перед собой задач по развенчанию или оправданию. Во-первых, занятие это довольно скучное, а во-вторых, все зависит от времени, места и ситуации. Так или иначе, но и правообладатели, и правоохранительные органы говорят об ущербе, который наносится экономике и имиджу страны. Однако каков объем этого ущерба? Ведется ли в республике бескомпромиссная борьба с пиратством? Каковы ее результаты?

Остап Бендер – самый выдающийся литературный жулик всех времен и народов знал 400 «сравнительно честных способов отъема денег». В современном понимании все эти способы квалифицируются как «мошенничество», то есть являются деянием уголовно наказуемым. Однако в СССР конца 20-х годов прошлого века «мошенничество» попадало под категорию всего лишь аморальных поступков и наказывалось «общественным порицанием».

Долгое время наказывавшееся «общественным порицанием» компьютерное пиратство лишь в последние полтора десятка лет стало привлекать к себе внимание белорусского государства. Этот интерес связан, с одной стороны, с приходом в страну крупных компаний (например, в Беларуси начало работу представительство Microsoft), а с другой, обусловлен интеграционными межгосударственными процессами и международными соглашениями, в рамках которых на страну накладываются определенные обязательства.

Согласно «Википедии», термин «пиратство» в отношении авторских прав на более-менее постоянной основе используется более 130 лет. В 1879 году его употребил знаменитый английский поэт Альфред Теннисон. В частности в предисловии к поэме The Lover’s Tale, говорилось о том, что некоторые части этого произведения «недавно подверглись безжалостному пиратству».

Конечно, сейчас пиратство гораздо реже ассоциируется с хорошими стихами, чем с хорошими играми или программами. Однако суть осталась неизменной: в современном мире под «пиратством» подразумевается нарушение авторских прав, которое выражается в создании копии произведения и ее последующей передаче кому-либо еще – не важно за деньги или просто так, а также перепродажа легальной копии произведения, при которой автор или издательство не получает отчислений.

Источник процветания – бедность

Что бы ни говорили защитники лицензионного ПО, музыки и фильмов, а основной причиной, по которой средний пользователь нарушает законодательство об авторском праве, является стоимость диска и покупательная способность населения. Чем больше у потребителя свободных денег и возможности их заработать, тем меньше желания нарушать закон. Эта зависимость хорошо прослеживается по отчетам IDC. Например по результатам 2009 года (данные по 116 странам), первая десятка самых пиратских стран мира выглядела так:

  1. Грузия – 95% от общего объема установленного ПО;
  2. Зимбабве – 92%;
  3. Бангладеш, Молдова – 91%;
  4. Армения, Йемен – 90%;
  5. Шри Ланка – 89%;
  6. Азербайджан, Ливия – 88%;
  7. Беларусь, Венесуэла – 87%;
  8. Индонезия – 86%;
  9. Ирак, Украина, Вьетнам – 85%;
  10. Алжир, Пакистан – 84%.

В России, по данным IDC за 2009 год, уровень пиратства составил 67%, так что Беларуси есть куда стремиться. Для сравнения десятка самых благополучных стран:

  1. США – 20%;
  2. Япония, Люксембург – 21%;
  3. Австралия, Швейцария, Швеция, Финляндия, Бельгия, Австрия – 25%;
  4. Дания – 26%;
  5. Великобритания – 27%;
  6. Германия, Голландия – 28%;
  7. Канада, Норвегия – 29%;
  8. Израиль – 33%;
  9. Сингапур, ЮАР – 35%;
  10. ОАЭ – 36%.

В целом тенденция налицо. Седьмое место, которое Беларусь делит с Венесуэлой (друзья как-никак), оптимизма внушает мало, особенно, если учесть, что Китай, который традиционно связывается с пиратством, в рейтинге IDC находится на 15 месте.

Центр пиратства в центре Европы

Жесткое законодательство и санкции в отношении покупателей нелицензионного ПО, разумеется, влияют на уменьшение процента контрафакта. Нельзя сказать, что белорусское государство совсем уж ничего не делает для борьбы с пиратством. Нет, в стране еще в 1996 году принят закон «Об авторском праве и смежных правах», есть и Указ Президента № 60 «О мерах по совершенствованию использования национального сегмента сети Интернет», нормы об авторском праве содержатся в Гражданском кодексе и значительном числе подзаконных актов. На уровне постановлений правительства урегулированы, в частности, минимальные ставки вознаграждения за использование охраняемых произведений. Все это хорошо, но реально все эти документы работают от случая к случаю.

Сравнивать белорусское законодательство с западным тоже пока нельзя. По словам помощника генерального директора Национального центра интеллектуальной собственности Валентина Рачковского:

– У нас разные традиции и подходы. Наше законодательство все же исторически унаследовало многие советские стереотипы, которые необходимо совершенствовать. В том числе необходимо развивать нормы о договорах в области авторского права и смежных прав, об управлении правами на коллективной основе, о защите авторских и смежных прав в цифровой среде, нормы об ограничениях и исключениях из исключительного права автора или иного правообладателя, да и в целом надо продвигаться в правовом понимании исключительного права.

Точечная практика применения антипиратского законодательства вызывает справедливые вопросы. Многим памятно трехлетней давности «дело Напреева»: случай, когда в Гомеле доцент одного из вузов, занимавшийся нелегальной установкой пакета «1С»: Предприятие» сначала получил иск от правообладателей, а затем, отказавшись от досудебной мировой, три года лишения свободы от суда. Не повезло. Но это был разовый «провал». Найти в любом крупном городе Беларуси специалиста, который установит «1С», не было проблемой три года назад и не является проблемой теперь. Более того, вызывает большие сомнения стопроцентное наличие, к примеру, лицензионной копии Windows на компьютерах, установленных в органах власти.

Очевидно, что борьба с пиратством – не первоочередная задача для властей. На вопрос «Ведется ли в Беларуси кампания по установке в государственных органах лицензионного ПО?» Валентин Рачковский ответил так:

– Не слышал о какой-либо централизованной кампании по установке лицензионного ПО в госструктурах. Есть общее требование законодательства о необходимости соблюдения имущественных прав авторов и других правообладателей. Полагаю, что для госорганов требование закона уже является руководством к действию.

Пассивность в вопросах контрафактного ПО становится особенно заметной, если вспомнить, например, о том, что с октября 2010 года в «мировой колыбели контрафакта» Китае запущена общенациональная кампания по борьбе с нарушениями прав на интеллектуальную собственность. Решение о ее начале было принято на совещании Государственного совета страны под председательством премьер-министра Вэнь Цзябао.

По мнению инициаторов кампании, пиратство «разрушает нормальный режим функционирования рынка, мешает инновациям и конкуренции и негативно влияет на имидж страны за рубежом».

Акция направлена в основном против интернет-пиратства. Также планируется бороться с пиратскими публикациями книг, контрафактом CD- и DVD-дисков, нарушениями копирайта в сфере дизайна, нарушениями правил использования товарных знаков, патентов и т.п.

На самом деле не столь важно, чем закончится эта конкретная кампания, сколько интересна ломка стереотипа. По всему получается, что Беларусь сегодня гораздо более «пиратская» страна, чем Китай.

Можно было бы, конечно, предположить, что отдай государство борьбу с пиратством на откуп частным компаниям, тут бы и наступил в Центре Европы лицензионный рай. Однако, судя по истории, в Беларуси в плане борьбы с контрафактом не особо радужно складывались дела и с негосударственными инициативами.

Из истории борьбы с пиратством в Беларуси

В начале 2000-х годов попытку закрепиться на белорусском рынке предприняла российская Ассоциация по охране интеллектуальной собственности «Русский щит». В Беларуси интересы ассоциации представлял занимавшийся продажами лицензионных дисков с ПО и играми владелец компании «ВидеоХит» Юрий Погорелов. Довольно долго он активно вел борьбу с контрафактом: у ОБЭП была возможность «накрывать» точки продаж пиратских дисков. Однако в апреле 2004 года господин Погорелов был задержан в Минске сотрудниками УБЭП МВД по подозрению в получении взятки от одного из индивидуальных предпринимателей.

В 2005 году в Беларуси появилось ООО «Белорусский щит» – первая в стране частная организация, которая должна была целенаправленно заниматься защитой авторских прав в сфере ПО и медиапродукции. К сожалению, просуществовала она не долго.

Наконец, можно вспомнить деятельность РУП «БелАТ» (бывшее Республиканское унитарное предприятие интеллектуальной собственности – РУПИС). Самым известным достижением этой организации стал судебный процесс над основателем белорусской системы статистики «Акавита» Федором Короленко. Создавший фан-сайт группы «Песняры» Федор обвинялся в незаконном распространении аудиопродукции – на Pesnyary.com были размещены ссылки, ведущие на mp3-файлы «Песняров». Сами файлы при этом располагались на совершенно других серверах, что впрочем, не помешало присудить Федору штраф в размере трех базовых величин (около 25 долларов США). На суде представители РУПИС утверждали, что даже публикация просто списка названий песен является нарушением закона, поскольку название – это часть песни.

Интересно, что, как писал Tut.by, на том же судебном процессе выяснилось, что сам РУПИС являлся издателем двойника произведений Игоря Лученка в исполнении «Песняров». На тот момент цена альбома составляла 25 тысяч белорусских рублей. Пикантная подробность заключалась в том, что основу этого диска составляли записи фирмы «Мелодия», с которой РУПИС, по информации одного из менеджеров фирмы, никаких контактов не имел.

Ложка меда

Однако кое-какие успехи в борьбе с пиратством в Беларуси все таки есть. Как это ни парадоксально звучит, но пока самым успешным борцом с продажами контрафактного ПО стало Республиканское унитарное предприятие «Белтелеком».

Обвальное снижение тарифов на широкополосный интернет (в общей сложности только за 2010 год стоимость трафика уменьшилась в 7 раз при том, что скорость возросла в 6 раз) нанесло существенный ущерб торговле нелицензионными дисками. Тарифы «Домосед XXL» и «СуперДомосед» при абонентской плате 100 и 150 тысяч рублей в месяц и неограниченном трафике открыли простым пользователям доступ к торрентам. Стеллажи с подборками программ вроде «Софт на каждый день» и компьютерными играми «Лучшие пошаговые стратегии от Microsoft» превратились в анахронизм.

По словам одного моего знакомого торговца, в минувшем декабре (то есть еще до валютного кризиса) продажи на его точке по сравнению с декабрем 2009 года упали на четверть. Еще год-другой – и мало кому придет в голову платить 12-15 тысяч за пиратский диск, когда его содержимое можно за пару часов выкачать из сети. Несложные Уже сейчас в идеальном случае за месяц можно скачать более 400 полноценных DVD. А ведь интернет в Беларуси прогрессирует: каналы становятся шире, скорости выше.

Массовое распространение широкополосного интернета и снижение цен привели к тому, что провайдеры второго уровня начали отказываться от «медиахранилищ», чаще всего представлявших собой банальные свалки пиратского софта и медиа. Например, в начале января абоненты «Космос ТВ» получили письма следующего содержания:

Уважаемые абоненты!

С 03.01.2011 года контент FTP сервера Files.cosmostv.by компании Космос ТВ приведен в соответствие с Законами Республики Беларусь об авторском праве, Гражданским кодексом Республики Беларусь и Уголовным кодексом Республики Беларусь.

В данный момент на сервере остались папки:
Pictures – в которую выкладываются красивые, интересные изображения
Soft – в которую выкладываются свободно-распространяемые программы или программы доступные для тестирования на определенный период (Trial версии или Shareware)

В ближайшее время вынесенная отдельно папка Upload будет перемещена на сервер Files.cosmostv.by в папку Upload.
Срок «жизни» файлов в этой папке будет установлен в 60 дней.

Администратор FTP сервера.

Очевидно, что при современных скоростях держать на своих серверах коллекцию контрафактного ПО невыгодно. Но к борьбе с пиратством подобные меры можно отнести с большой натяжкой.

Падение доли продаж у пиратов заметили и легальные продавцы. В частности, об этом в апреле 2010 года заявлял управляющий директор компании Softline в Восточной Европе Андрей Овсейко. Напомним, что Softline контролирует около половины от общего объема легального белорусского рынка программного обеспечения.

Экономический ущерб?

Общая мировая доля нелегального ПО на мировом рынке по оценкам IDC в 2009 году составляла примерно 43%, а общий объем нанесенного пиратами ущерба оценивается в 51,4 миллиарда долларов. На каждые 100 долларов с продажи легального софта в мире приходилось еще 75 долларов пиратского ПО. На первом месте по потерям от контрафакта США с показателем 8,4 миллиарда долларов, на втором – Китай (7,6 миллиарда), на третьем – Россия (2,6 миллиарда). 30-е место в отчете IDC занимает Украина с потерями в 272 миллиона долларов.

Синеокая республика по ущербу от пиратства не вошла даже в тридцатку, и c результатом 55 миллионов долларов занимает 69 место. Учитывая, что ВВП в Беларуси в 2009 году составил 49,7 миллиарда долларов, это никак нельзя назвать катастрофическими для страны потерями. Однако для бизнеса сумма довольно чувствительная.

По оценкам Андрея Овсейко, объем рынка легального ПО в Беларуси в 2008 году составил 16-18 миллионов долларов. Данных за 2009 год нет, однако в марте того года в интервью it.tut.by господин Овсейко заявил, что «При планировании на 2009 год мы предполагали сокращение рынка на 30-35% и по сути возврат к объемам 2007 года, по результатам первых месяцев примерно так и происходит». Если прогноз оправдался, то в 2009 году легального софта было продано на 10-13 миллионов долларов. То есть на каждый честный «лицензионный» доллар в 2009 году приходилось пять «пиратских» у.е. С учетом снижения цен на интернет в 2010 году, о котором говорилось выше, и последовавшего падения продаж пиратских дисков, можно предположить, что сейчас это соотношение равно 1:4.

Перспективы – мир станет легальным, если…

Пока можно констатировать факт: Беларусь является своего рода Ямайкой для цифровых флибустьеров. Пиратам созданы тепличные условия. Пару месяцев назад в одном из крупных минских компьютерных магазинов продавец, когда я захотел купить диск с Windows 7, заботливо поинтересовался: хочу ли я купить лицензионный диск?

Возможность сэкономить приличную сумму, помноженная на почти гарантированное отсутствие ответственности, – вот две причины, по которым Беларусь входит в десятку самых «пиратских» стран мира. Для того чтобы положение изменилось, нужно либо резко поднять уровень жизни в стране, либо обеспечить жесткий контроль за выполнением законодательства. Пока есть все причины полагать… Ну, разве что в Беларуси внезапно запретят торренты.

Впрочем, повод для оптимизма все же остается. В конечном счете имидж государства страдает не от самого факта наличия пиратского ПО, оно есть во все мире. «Вопрос в действенности механизмов защиты от нарушений и активности правообладателей. – считает Валентин Рачковский – Механизмы в Беларуси есть – предусмотрена административная, уголовная, гражданско-правовая ответственность, введены специальные таможенные меры – все согласно требованиям Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности ВТО. Активность правообладателей по защите своих прав также поступательно возрастает. Когда-нибудь это должно привести к результату. Но, несомненно, еще необходимо развивать и совершенствовать правоприменительную практику, деятельность правоохранительных органов, чтобы защита стала не декларативной, а реальной».

Евгений Ерошенко для 1024.by

Поделиться в соц. сетях

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.